akozulwright1_Alexis RosenfeldGetty Images_dead coral Alexis Rosenfeld/Getty Images

Возвращение океана инкорпорейтед

ЛИССАБОН, Португалия. Ранее этим летом Организация Объединенных Наций созвала Конференцию по океану (UNOC) в Лиссабоне. Цель состояла в том, чтобы «продвинуть столь необходимые научно обоснованные инновационные решения, направленные на начало новой главы глобальной деятельности в области океана». Мир нуждается в «управлении океаном с учетом будущих потребностей», как сказал заместитель генерального секретаря ООН по правовым вопросам Мигель де Серп Соарес, окрестивший конференцию «невероятно успешной». Хотелось бы.

Важность океана трудно переоценить. Это самая большая биосфера планеты, в которой обитает до 80% всей жизни на Земле. Он вырабатывает 50% кислорода, которым мы дышим, и поглощает четверть всех выбросов углекислого газа – основы для регулирования климата и погоды. Также океан жизненно важен для экономики, поскольку примерно 120 миллионов человек заняты в рыболовстве и смежных видах деятельности, премущественно на малых предприятиях в развивающихся странах.

Однако за последние четыре десятилетия океан подвергся беспрецедентному давлению, в основном из-за стремительного роста коммерческой морской деятельности. Этот рост особенно значителен в исключительных экономических зонах, смежных районах территориальных вод, которые простираются примерно на 230 миль от береговой линии страны.

Принцип национального суверенитета над ИЭЗ был закреплен в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. В последующие годы правительства распродали огромные участки океанской территории с помощью государственных лицензий и концессий, фактически передав управление морскими экосистемами частному сектору.

Политики, по-видимому, рассудили, что корпорации будут иметь финансовую заинтересованность в принятии ответственной деловой практики, чтобы сохранить ресурсы, из которых они извлекают так много пользы. Вместо этого широкомасштабная разведка нефти и газа, промышленное рыболовство и бурная морская торговля привели к тому, что, как недавно выразился специальный посланник ООН по океану Питер Томсон, «здоровье океана резко пошло на спад».

Подкисление и нагрев морской среды в прошлом году достигли рекордных уровней. Только около 13% океана в настоящее время определяются как «морская дикая местность» (биологически и экологически нетронутый морской ландшафт, который в основном свободен от вмешательства человека). Более трети морских млекопитающих и почти треть кораллов, образующих рифы, сейчас находятся под угрозой исчезновения.

Subscribe to PS Digital
Digital Only

Subscribe to PS Digital

Access every new PS commentary, our entire On Point suite of subscriber-exclusive content – including Longer Reads, Insider Interviews, Big Picture/Big Question, and Say More – and the full PS archive.

Subscribe Now

Именно на этом фоне был созван UNOC, чтобы «остановить разрушение» океанских экосистем. Но несмотря на большое количество высокопарной риторики все ограничилось лишь расплывчатыми заявлениями: 193 государства-члена ООН подтвердили свое обязательство укреплять управление на море путем (среди прочего) усиления сбора данных и содействия финансированию решений в сфере природы.

На самом же деле, помимо недавно объявленных Колумбией планов по созданию четырех новых охраняемых морских районов, никаких связывающих обязательств принято не было. И, что характерно, тупиковая ситуация с глубоководной добычей полезных ископаемых не была преодолена. В то время как многие страны с развитой экономикой, включая Японию и Южную Корею, поддерживают спорную практику, тихоокеанские страны, такие как Палау и Фиджи, потребовали введения общеотраслевого моратория, сославшись на отсутствие экологических данных.

Ключевым выводом конференции стало то, что ООН по-прежнему привержена постепенным изменениям при твердом контроле со стороны частного сектора. Это отражается в акценте на решениях «природного капитала», которые предполагают назначение цены на природу ради ее сохранения. Неолиберальная политика, породившая сегодняшний кризис, претерпела идеологическую трансформацию. Там, где акционерный капитализм не смог обеспечить саморегулирование со стороны частных владельцев, «капитализм заинтересованных сторон» предположительно добьется успеха, потому что компании уравновесят конкурирующие интересы инвесторов, работников, сообществ и окружающей среды.

Нетрудно понять, почему капитализм заинтересованных сторон так привлекателен: он создает впечатление, что мы можем отхватить свой внушительный кусок торта. Но когда дело доходит до океана, срок годности торта уже истек. Учитывая нынешние технологические ограничения, защита океана от дальнейшей деградации исключает любую дополнительную индустриализацию морских пространств.

Почему ООН – или кто-либо еще, если уж на то пошло – верит, что частные компании станут ответственными распорядителями планеты? Быстрая деградация морских экосистем уже не новая информация, однако корпорации только усилили свою разрушительную деятельность. В действительности капитализм заинтересованных сторон просто отложит трудные решения о максимизации прибыли в мире с ограниченными климатическими условиями для будущих поколений.

Теперь у мира есть возможность использовать более многообещающий подход к защите океана – Межправительственная конференция по морскому биоразнообразию в районах за пределами национальной юрисдикции. Ожидается, что на этих встречах, которые возобновляются в Нью-Йорке на этой неделе, будут выработаны правовые рамки для управления всеми морскими районами за пределами ИЭЗ прибрежных стран.

Водные просторы за пределами территориальных вод (открытое море) занимают 64% площади поверхности океана и содержат крупнейшие резервуары биоразнообразия на Земле. Число обитающих в них видов огромно, и ожидается, что многие виды еще предстоит обнаружить. Но угроза их выживаемости увеличивается с каждым днем.

Защита открытого моря уже давно контролируется целым рядом международных учреждений. В результате только 1,2% этой хрупкой экосистемы в настоящее время защищены от эксплуататорской коммерческой деятельности.

Как недавно сказал мне Гай Стэндинг, научный сотрудник Лондонского университета, есть мало оснований полагать, что конференция многое сделает для «ослабления власти олигополистических корпораций» в открытом море. Вместо этого она окажется просто еще одной возможностью для ООН поддерживать иллюзию того, что погоня за прибылью, наносящей непоправимый вред океану, может стимулировать необходимые действия для его спасения.

По словам Стэндинга, если мы собираемся спасти океан, мы должны обратить вспять его приватизацию. Это означает настаивание на связывающих обязательствах, эффективном регулировании и надежном правоприменении. И первым шагом станет признание того, что океан не объект купли-продажи – он бесценен.

https://prosyn.org/5AmloU1ru