hedegaard10_Mark KerrisonIn Pictures via Getty Images_cop26 Mark KerrisonIn Pictures via Getty Images

Евросоюз обязан активизироваться в Глазго

КОПЕНГАГЕН – Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон может нравиться не всем, а особенно лидерам Евросоюза, которых раздражает Брексит. Но в ноябре Великобритания принимает в Глазго новый раунд глобальных климатических переговоров СОР26, поэтому ЕС обязан отложить в сторону свои разногласия с Джонсоном и прибыть на встречу готовым к работе.

Пока что история глобальных климатических переговоров, проводимых под эгидой Рамочной конвенции ООН об изменении климата, представляет собой повесть о двух европейских городах – Копенгагене и Париже.

В 2009 году мировые лидеры и официальные участники переговоров, представлявшие их страны, собрались в Копенгагене для заключения всеобъемлющего соглашения, которое бы обязало весь мир предпринять серьёзные шаги для предотвращения худших последствий глобального потепления. Этого не произошло. Слишком большое число крупных игроков (и крупнейших загрязнителей атмосферы парниковыми газами) прибыли на встречу без каких-либо реальных предложений по сокращению выбросов парниковых газов, а лидеры ЕС ждали в коридорах, пока США, Китай и Индия разрабатывали текст ни к чему не обязывающего соглашения, оставившего нерешёнными множество вопросов. Представители наиболее уязвимых стран в отчаянии наблюдали, как их интересы в очередной раз оказались проигнорированы.

Вот ключевая ошибка в политических расчётах, которая обрекла на провал встречу в Копенгагене: хотя Евросоюз отстаивает интересы населяющих его народов, он одновременно является важнейшим партнёром для тех стран, которые больше всего страдают от ужасающих последствий изменения климата. Без европейского партнёрства (а под этим партнёрством я имею ввиду реальную политическую, практическую и финансовую помощь) наиболее уязвимые страны не получают какой-либо важной роли на переговорах и не могут выбирать источники и условия доступной им поддержи.

Впрочем, Евросоюз выучил уроки этого негативного опыта. В 2011 году на встрече СОР17 в южноафриканском городе Дурбане ЕС проявил инициативу, предложив «дорожную карту», которая гарантировала учёт интересов стран, находящихся в зоне наибольшего риска. Эта инициатива принесла результаты, которые открыли путь к заключению Парижского климатического соглашения на встрече СОР21 четыре года спустя.

В 2015 году, когда мировые лидеры приехали в Париж, европейцы вновь играли ведущую роль. Евросоюз помог сформировать «Коалицию высоких амбиций» – неформальную группу развитых и развивающихся стран, которые решительно поддержали коллективную цель реального перехода к зелёной экономике. На этот раз США и Китай сигнализировали, что уже понимают общую заинтересованность в климатических действиях. Была поставлена цель не допустить глобального потепления выше 1,5º C относительно доиндустриальных уровней, и развитые страны пообещали профинансировать работу беднейших стран по смягчению последствий изменения климата и достижению экологически устойчивого экономического роста. Настало время, чтобы страны с крупнейшей экономикой начали действовать быстро и поделились плодами своего богатства и знаний.

Secure your copy of PS Quarterly: Age of Extremes
PS_Quarterly_Q2-24_1333x1000_No-Text

Secure your copy of PS Quarterly: Age of Extremes

The newest issue of our magazine, PS Quarterly: Age of Extremes, is here. To gain digital access to all of the magazine’s content, and receive your print copy, subscribe to PS Premium now.

Subscribe Now

Когда Парижское соглашение было подписано, будущее стало внезапно выглядеть немного светлее. Но в последующие шесть лет объёмы ежегодных глобальных выбросов парниковых газов продолжали расти, причём даже в 2020 году, когда ударила пандемия. Климатические модели оказались убийственно точны: наводнения, ураганы, лесные пожары и волны смертоносной жары стали случаться чаще и с большей интенсивностью. И всё это, как нам хорошо известно, только лишь начало.

Разговоры о климатическом кризисе когда-то считались проблемой будущих поколений или тех, кто уже сейчас живёт в экстремальных условиях, но теперь страдать начала и Европа. Немцы и бельгийцы погибают во время наводнений, экстремальные температуры радикально меняют жизнь людей в регионах Средиземноморья.

В этой ситуации мы готовимся к встрече в Глазго. Все страны, подписавшие Парижского соглашение, в этом году должны были оценить достигнутый прогресс и вернуться за стол переговоров, готовыми повысить амбициозность климатических действий, а в случае с богатыми странами, ещё и амбициозность предоставляемой помощи более бедным государствам. Но новых денег предлагается недостаточно. А решение Великобритании сократить своё исторически сложившееся обязательство выделять 0,7% ВВП на зарубежную помощь всего за несколько месяцев до вступления в роль председателя СОР стало совершенно неправильным сигналом.

Тем временем отдельные представители британского правительства, похоже, больше сконцентрированы на внешнем виде, чем на сути, а США и Китай, судя по всему, больше заинтересованы в провоцировании друг друга, чем в работе над своим вкладом в борьбу с глобальным потеплением. Задачи для этих двух стран с крупнейшими в мире выбросами парниковых газов (в сумме они несут ответственность почти за половину всех мировых выбросов) очевидны: США обязаны выполнить своё обещание предоставить климатическое финансирование, а Китай обязан постепенно отказываться от угля. И то, и другое в равной мере важно.

Но что же европейцы? В ЕС почти нет правительств, которые бы занимались серьёзной дипломатической работой по восстановлению «Коалиции высоких амбиций», сыгравшей критически важную роль в парижском успехе, и Евросоюз не оказывает никакого реального давления на США, чтобы те начали предоставлять причитающуюся с них долю в ежегодной сумме $100 млрд, которая была обещана бедным странам для содействия их адаптации и процветанию.

Для того чтобы конференция СОР26 заняла подобающее место в истории, став тем моментом, когда мир реально решил совместно работать над устранением величайший угрозы, нависшей над всеми нами, Евросоюз обязан активизироваться. ЕС – это самый богатый в мире торговый блок, это самая авторитетная дипломатическая сила, это ведущий пример, демонстрирующий силу терпимости и справедливости. Если ЕС не сыграет главную роль, конференция СОР26 закончится провалом.

Каждому человеку и всем регионам мира будет выгодно, если Евросоюз, его лидеры и его дипломатическая машина придут в движение с целью предотвратить катастрофу и добиться победы для глобальных, инклюзивных, амбициозных климатических действий. Результатом встречи в Глазго должны стать реальные деньги и реальное сокращение выбросов. Мир не может себе позволить ещё одного Копенгагена.

https://prosyn.org/RGTEgVPru